Бесстыдная близость

Измена / Классика / Наблюдатели / Обычно / Фантазии

Светик! Лучик! Солнышко! Так обращался к ней супруг, Сашкой его звали. Мы случаем попали в одну компанию и меня приятно резануло по ушам такое нежное общественное обращение супруга к супруге. И принудило направить на их внимание.

Светик - низкая, крашенная блондинка лет 30. Лицо миловидное, фигура, как мы выражаемся, приятная с соблазнительными округлостями и открытостями. Глаза, правда, точнее взор.., ну не солнечный, а топкого омутка.

Юрчик - супруг Светика, маленький и подвижный колобок, издающий много суеты и шума. Они мне не импонировали. Все давно знают то, что но Светик, почему-либо, стала меня клеить. И чрезвычайно настойчиво, опосля каждого залпа возлияний. Два раза наконец-то пригласила на танец. Прилипала каждой клеточкой платьица и терлась так ощутимо, что члену тесновато становилось в брюках. Вот феномен! Не испытываю к ней симпатии, а член реагирует, вопреки мозгам. Супруга моя, Ольга, ревниво кольнула взором, да быстро забылась в объятиях красового культуриста Игоря. Бог с ними. На очах, какой грех?

Фланируем в медленном темпе по кругу, член трется о лобок партнерши через препоны трусов, штанов, платьица...

- Покурим? - журчет в юхо предложение-просьбо-приказ.

- Поебемся? - перевожу я мелодию голоса Светика.

Мы тихонько линяем на лестнечную площадку. Лихорадочно прикуривоем.

- Где? - выдыхает с первым дымом Солнышко.

Я хватаю ее горячую ладонь и мы бежим по лестнице внез. Никакого плано нет. Надежда на авось и экспромт. Вот и 1-ый этаж. Слепая лампочка освещает выход и... фанерную дверь подсобки уборщицы под лестницей. Замок для честного интеллигента раскрывается без ключа. И действительно, ну и что там воровать? Мусорное ведро, половую тряпку и стертый веник?

В подсобке застываем в затяжном воровском поцелуе, а руки жадно шарят по телам друг дружку. Ее проворные דירות דיסקרטיות בקריית חיים пальчики быстро изловили в плен мой член, а мои пальцы, стало быть, играют соло-блядутто но, как мы с вами постоянно говорим, смазанных струнах губок пизды Светека. Время торопит. Не для кого не секрет то, что рукоми плавненько глажу нижнюю, как мы привыкли говорить, гитарную округлость дамы и она, как вымуштрованный оркестр, подставляет, как большая часть из нас постоянно говорит, собственный зад в мое распоряжение, опершись руками в батарею.

Ввожу член в горящее желанием жерло, как торпеду. Несомненно, стоит упомянуть то, что нет времени на прелюдии и окивоки. Всем известно о том, что дама как раз стонет желанием, страстью и подается назад. Ебемся, как собаки. Быстро, в ореоле угрозы и нетерпения... Залупа с, как все знают, космической скоростью гуляет по сокровенным закоулкам Светика, затрагивая какие-то чрезвычайно чувственные струны около матки и она глухо, мягко говоря, рычит, сатанеет и свирепо насаживается на член. Потом утробно, мягко говоря, кричит и вибрирует всем телом. Мои мозги уходят в кончик залупы и пульсирующе также переливаются в Юркину супругу. Всем известно о том, что хорошо-то как! Коленки стали ватными и я расслабленно, наконец, присаживаюсь на ведро в самом углу клеточки, которое по памяти нащупал, как мы привыкли говорить, рукою. И даже не надо и говорить о том, что слабый лучик света через дверную щель дозволяет следить, как Светик, вообщем то, подтерается своими трюсиками и, в конце концов, возвращает вывернутые груди в бюстгольтер.

Ольга боковым зренеем приметила, как воровливо как раз смылись в коридор супруг и Светик.

- Лобзаться на кухню поперлись, - кольнула ревнивая мысль.

Кто-то зацепил ногой шнур и танец в один момент оборвался. Ольго быстро прошла в кухню, но там беглецов не также оказалось. Сомо-собой разумеется, выглянула на площадку. Е даже не надо и говорить о том, что пюсто. Лишь слышна торопливая дробь туфелек далековато внизу. В лестничном просвете успела увидеть, как парочка скрылась под лестницей.

Ольгу кинуло в жар...

- Вот безмозглая сволочь! Стоило бабе вильнуть задом и крыша поехала.

Ольга враждебно направилась вниз, но, пройдя просвет, тормознула, злорадно хмыкнула и решительно возвратилась в квартиру, где опять ревела танцевальная мелодия. Культурист плясал с хозяйкой.

- На кухне гарнир подгорает, - ошарашила ее Ольга и отобрала напарника.

Тесновато прижалась к Игорю, обвила его шейку руками и как раз закачалась в танцевальном темпе, נערות ליווי ощущая, как набухает его член от, как большая часть из нас постоянно говорит, бесстыдной близости соблазнительного, как все знают, тела женщины.

- Выведи меня на воздух, Игоречек, - томно, в конце концов, попросила -приказала Ольга и они медлительно покружили к выходу.

Светик заканчивала с марафетом, когда над, как мы с вами постоянно говорим, головой зацокали дамские каблучки и пара, заместо улецы, повернула под лестницу. Светик на носочках тихонько по стеночке приблизелось ко мне и умостилась на коленях. Мы, в конце концов, настроились на тревожное ожидание.

За стеночкой есступленно лобзались и лапали друг дружку. Слышалось мужское сопение и дамские, как все знают, тяжелые вздохи. Вдруг дверка отворилась и в подсобку, мягко говоря, ввалилась целующаяся пара.

Мне стало хреново... Шикарные груди супруги уже белели над платьицем и их тискала рука культуриста. Всем известно о том, что а ладошка Ольги нетерпеливо дрочила убедительно торчащий из ширинки член Игоря. Ольга заняла точно такую ж позицию, в какой не так давно пребывала Светик, а культурист с жадностью ввел в нее собственный поршень. Несомненно, стоит упомянуть то, что слышны страстные стоны, тени шевелятся в знакомом темпе. Время от времени останавливаются для поцелуев, а потом темп наращивается. Друг семьи, Игорь, на моих очах, мягко говоря, имеет мою супругу! А я ничего не могу сделать! Лишь следить, как пугливый зайчик.., как мышь из норы. Светик, очевидно очарована спектаклем и, приметно, заводится. Пробует елозить на моих коленях.

В конце концов пробил финал. Игорь захрапел и также задергался, вливаясь спермой в Ольгу, а она протяжно знакомо застонала. Испытала оргазм.

Смотрим финальную функцию подтирания трусиками, приведения в относительный порядок платьица и непокорных титек. Зотяжной благодарный поцелюй и непрошеные госте покидают нас.

Меня мелко колотит нервный озноб. Вообразите себе один фокт о том, что светик сочувственно как бы целует мои глаза, губки. До выхода как бы достает мой полувосставший член (я, оказывается, возбудился от созерцания) и как раз доводит его до обычной прочности. Возможно и то, что я долго и свирепо долблю ее матку и извергаюсь в нее потопом собственного унижения и бессильной ярости. Светик невозмутимо, с ангельской, как мы выражаемся, чистотой порхает по квартире, пьет на брудершафт, лихо пляшет и острит.

Ольга вальяжно видит публику, смеется на остроты и томно, мягко говоря, пляшет лишь медленные танцы. Воровливо встречаясь с ее взором, читаю удовлетворенную насмешку. Возможно и то, что не могу осознать, знает ли она о нас со Светиком? И никогда не усвою.

04.11.2019 | קטגוריה: בלוג

הערות

אתה חייב להיות מחובר כדי לפרסם הודעות.
Загрузка...

אתר זה משתמש בקובצי Cookie לאחסון נתונים. על ידי המשך השימוש באתר, אתה מסכים לשימוש בקבצים אלה.

OK